Внимание! Новый сайт работает в тестовом режиме. Если Вы не нашли требуемую информацию, посетите старую версию сайта

Великолепная Катиш

Здравствуйте, детишечки!


Есть такое время года – почти весна. Нет, официально его, конечно, нет, но неофициально.… Чувствуете? Почти весна. Запахло в воздухе едва различимым особым весенним настроением, и как-то хочется отправится в путешествие, чувствовать ветер перемен и узнавать новое. И сегодня я предлагаю вам отправится в небольшое историческое и виртуальное путешествие, конечно же, с целью будущего настоящего вояжа. Знаю, что многие предпочитают заграницу, пренебрегая родными просторами, а зря. И сегодня мне хочется заинтересовать вас замечательным городом, в котором все до сих пор дышит 19 веком и помнит свою хозяйку-губернаторшу. И через рассказ о человеке проложить мост к желанию посетить замечательный город на Волге - Тверь.

Но обо всем по порядку.

Сегодня, детишечки, я расскажу вам о женщине, одно слово которой фактически изменило ход истории. И это нисколько не преувеличение, поверьте.

В мае 1788 года Екатерина II сообщала Потемкину: «Любезный друг, князь Григорий Александрович. Вчерашний день великая княгиня родила дочь, которой дано мое имя, следовательно, она — Екатерина».

У императрицы Екатерины родилась очередная внучка, которую нарекли именем сиятельной бабушки. Екатерина Павловна Романова была четвертой из дочерей императора Павла I и его супруги Марии Федоровны. Малютка Екатерина, Катиш, как звали ее домашние, сразу же начала проявлять довольно крутой, прямо скажем, бабушкин нрав. Несмотря на весьма строгое воспитание, Катиш отличалась весьма своевольным, даже мужским характером. Природа сделала все, чтобы выделить ее из вереницы сестер-принцесс. То, что обычно мешает женщине дерзать, едва подросшей Екатерине было чуждо: «...робость совершенно ей несвойственна; смелость и совершенство, с которым она ездит верхом, способны возбудить зависть даже в мужчинах».

«...В ней нет нисколько женской пустоты, религиозной сентиментальности, она обладает... особенною силой мышления; в ее взоре светятся чистые мысли, высшие интересы», — отмечали соотечественники.



Внешность младшей царской дочери заставляла, раз увидев ее, уже не забыть всю жизнь. В мае 1807 года ее среди прочих членов царского семейства случайно повстречал в Павловске известный театрал и бытописатель С.Жихарев. Он записал в своем дневнике: «Великая княжна Екатерина Павловна — красавица необыкновенная; такого ангельского и вместе умного лица я не встречал в моей жизни, оно мерещится мне и до сих пор...»

«Она была совершенная красавица, — вторит Жихареву его современник, — с темными каштановыми волоса­ми и необыкновенно приятными добрыми карими глазами. Когда она входила, делалось как будто светлее и радостнее».

Одним словом, Катиш была великолепной. Красавица, с волевым характером, живая, веселая и к тому же очень умная, царская дочь отлично понимала, какой прекрасной партией была для соискателей ее руки. К тому же она прекрасно рисовала, была замечательной собеседницей и, что удивительно для того времени, хорошо говорила по-русски.

Казалось, Катиш ждет великолепное будущее. Из всех сестер именно она была претенденткой на наиболее выгодный брак. Но это будет еще не скоро, а пока сердце юной царской дочери нашло своего героя.


Князя Петра Ивановича Багратиона метко прозвали «генерал-орел». Да, не красавец, но какой истинной значительностью и редкой мужской статью отмечена его фигура! Тонкой талии полководца завидовали даже дамы. В темно-зеленом с красным мундире, в блеске эполет, Петр Иванович мгновенно притягивал к себе внимание, едва появившись в зале. Это была редкая птица: все знали и привыкли к тому, что место Багратиона на войне. Как привыкли к тому, что если суждено ему вернуться, то это будет возвращение героя, увенчанного еще одной победой. К тому же патриот, человек решительный и смелый как при дворе, так и на войне. Именно такой мужчина был под стать Катиш, гармонировал с ее натурой. А то, что у них большая разница в возрасте, и то, что князь Петр был женат (хоть с женой не жил), для Екатерины все это казалось мелочью.

В общем, царская дочь не на шутку влюбилась, что не могло не беспокоить ее родственников. Естественно, ничто так не могло обезопасить императорское семейство от нежелательных пересудов или даже вещей более серьезных, чем замужество Екатерины. В 1807 году для нее планировалось три жениха: принц Баварский, принц Вюртембергский и один из сыновей эрцгерцога австрийского Фердинанда. Однако ни с одним из них дело до свадьбы не дошло.


И вдруг поступает предложение о браке от самого Наполеона. Вероятно, ответ дошел до Наполеона в более мягкой форме, чем та, которую избрала Екатерина Павловна: «Я скорее пойду замуж за последнего русского истопника, чем за этого корсиканца». И все-таки, говорят, Наполеон был взбешен. Но для Катиш – истинной патриотки – сама мысль о союзе с врагом была невозможной. И даже корона Франции была не мила. И это при всем честолюбии Екатерины.


Вот она та самая точка, где разошлись дороги. Согласись Екатерина – история пошла бы по-другому, избавив Россию от войны. Но девушка была настроена решительно: «Нет и все».


Таким образом, уже вторая императорская корона ускользнула от Катиш. Честолюбивым планам не суждено было сбыться. А любви не суждено было завершиться счастливо.



1 января 1809 года Екатерина Павловна обручилась с принцем Ольденбургским, а 18 апреля состоялась свадьба. Императрица известила Багратиона о знаменательном событии, и он прислал молодым свои поздравления и свадебный подарок.

Принц Георг Ольденбургский приходился Екатерине двоюродным братом. Сын незначительного немецкого князька, состоявший на русской службе в чине генерал-майора, он ровным счетом ничем не был примечателен, составляя в этом плане разительный контраст со своей супругой. Назначенный тверским, новгородским и ярославским генерал-губернатором, он оставался как бы мужем своей жены.

Впрочем, его губернаторство имело для Романовых ту несомненную выгоду, что надежнее всех венчаний отдаляло Екатерину от князя Петра.

О семейной жизни Екатерины Павловны и Принца Георга можно сказать в двух словах: они были счастливы. Проникнувшись к мужу уважением, Екатерина Павловна не оставляла его почти никогда, усердно помогала в работе, разбирала бумаги, сопровождала во всех поездках, осматривала с ним вместе сложные инженерные сооружения: каналы, ирригационные системы, читала путанные ведомственные доклады.

Тверь вступила в свою золотую пору с момента появления здесь Екатерины Павловны. Она стала тем вдохновительным началом, от которого все закипало вокруг, шло в рост: промышленность, просвещение, градостроительство, общественная жизнь.



Яркая фигура «тверской полубогини» привлекла сюда целое созвездие российских знаменитостей, деятелей культуры и искусства, крупных чиновников. Дорога в Тверь стала накатанной и для императора Александра I, который был очень привязан к сестре.

Ум, осведомленность и интуиция Екатерины Павловны делали ее незаменимой советчицей. Еще до начала вторжения Наполеона Александр I обсуждал с сестрой ход будущих военных действий. Они оба отдавали себе отчет, что схватка будет жесточайшая. Что противопоставить этому? По их общему убеждению — твердость. Твердость духа. Твердость руководящей руки.

Екатерина Павловна, по ее собственным словам, жалела, что не родилась мужчиной. Это преградило ей дорогу на арену военных действий. Но, будучи человеком не слова, а дела, она внесла свою лепту в организацию сопротивления Наполеону. Была создателем тверского ополчения, взяв на себя и материальные издержки, и организационные хлопоты. По отзывам современников, «блистательный и резкий ум» Екатерины Павловны выдвинул ее в немногочисленные ряды тех, кто ратовал за партизанскую войну, кто не боялся дать оружие в руки каждому, способному свести счеты с врагом.

Великая Княгиня основала (в середине июля 1812 года) Егерский батальон, носящий ее имя, из крестьян своих удельных имений. На него она потратила 500 тысяч рублей золотом из своего личного состояния. Батальон сражался храбро, потеряв в первые же месяцы более трехсот солдат. Всех раненных и семьи погибших Екатерина Павловна обеспечила после войны пожизненной пенсией. Детей - сирот за ее счет отдали в учебные заведения. После увольнения от службы солдаты получали право не платить княгине оброка, это было весьма существенным послаблением в то время. Питание и обмундирование закупалось полностью на средства княгини. Она же содержала лазарет и батальонного священника. Командовал батальоном из четырех рот князь Александр Оболенский, человек, которого княгиня знала едва ли не с детства и доверяла ему безгранично. Она была очень горда тем, что на меховых киверах ее солдат вышит рядом с императорским ее собственный вензель-серебряные буквы: «Е. П».

Екатерина Павловна очень тяжело пережила весть о пожаре в столь любимой ею Москве, об отступлении русской армии. А тут еще принц Георг, верный своему долгу, во время посещения госпиталя и особенно придирчивого осмотра отделения тяжело раненных простудился и, проболев несколько недель скончался на руках Екатерины Павловны в ночь с 14 на 15 декабря 1812 года, не приходя в сознание. Доктора поделать ничего не смогли. Его смерть была для Екатерины Павловны страшным горем, усиленным скорбью по гибели князя Петра.

1812 год стал страшным для Катиш. Траурный наряд она не снимала несколько лет.

Но.. человек предполагает, а Бог - располагает… Во время долгого путешествия по Европе Катиш встретила своего двоюродного брата Вильгельма Вюртемберского – наследного принца небольшого королевства в центре Европы - и вскоре вышла за него замуж. Но брак этот счастья Екатерине Павловне не принес, бесконечные заботы в маленьком королевстве, помноженные на тоску по родине, подкосили здоровье королевы Вюртемберской, и спустя два года в январе 1819 года она скончалась.



Всю жизнь Екатерина Павловна была настоящей патриоткой, а годы жизни в Твери вспоминала как самые счастливые. Прошли года и даже столетия, но стоит красавица Тверь, обустроенная заботливой рукой великой княгини. Кащей в Твери был и остался в восторге. Все в этом городе дышит 19 веком. И если будете в Твери, обязательно посетите Тверскую картинную галерею, где находится прекрасная коллекция портретов, да и просто походите по широким центральным улицам среди старинных каменных особняков, которые помнят тверскую губернаторшу – великолепную Катиш.

Про удивительную - без преувеличения - судьбу Катиш вы сможете прочитать в книге Йены Детлеф "Екатерина Павловна. Великая княжна, королева Вюртемберга". Это прекрасная историческая книга, написанная со знанием истории и с помощью официальных документов. Образ Катиш получился у автора вполне живым и очень интересным.


С вами был Кащей Б. Смертный. Интересуйтесь историей, путешествуйте по России и наслаждайтесь ранней весной.

13 марта 2016
Кащей Б. Смертный
Это интересно